Байки от Мерси

ГЛАВНАЯ
О ПОРОДЕ
МОЕ ДЕТСТВО
ЖИТЬЕ-БЫТЬЕ
ГАЛЕРЕЯ
СУПЕРМАРКЕТ
РЫБАЛКА
АТЕЛЬЕ
ЗНАМЕНИТОСТИ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

 

 

Дорогие посетители!
На этих страницах Вы сможете прочитать увлекательные истории о братьях наших меньших. Это будут откровенные рассказы нашего давнишнего семейного друга - Мерси. Все байки и забавы естесственно будут сопровождаться неповторимыми фотографиями её любимых питомцев.

ЗЫ. Хочу добавить к Олиным словам:
Юля замечательный рассказчик, мне очень нравятся её котонаблюдения и просто отношение к жизни. Оптимизм, щедрость и гостеприимство, которые, кстати, отличают большинство грузинов. Добрую и мудрую нацию. Жаль, что какие-то козлы хотят наши народы поссорить.
А ещё, Юлия как-то давала нам чудесный рецепт приготовления стерляди. Не зависимо от задумок Юли и Оли, клятвенно обещаю вам –вставлю. Вместе с фотографиями.

Любимцы Мерси


Кличка--- Мерседес (Мерсява).

Дата рождения--- 28августа 2005 года.

Место жительства--- Грузия, Тбилиси, старый, но уютный дом .

Порода--- чистокровная дворянка

Вес--- 4,1кг.

***

Кличка--- Бенц.

Дата рождения--- 28августа 2005 года.

Место жительства--- Грузия, Тбилиси, старый, но уютный дом .

Порода--- чистокровный дворянин

Вес--- 4,8кг.

***

Кличка--- Бусинка.

Дата рождения--- 8марта 2006 года.

Место жительства--- Грузия, Тбилиси, старый, но уютный дом .

Порода--- чистокровная дворянка

Вес--- 3кг.

***

ЧИЧИЛАКИ – ГРУЗИНСКАЯ ЁЛКА

Автор Мерси (Ю.Девдариани).

В Грузии, помимо традиционной новогодней ёлки, очень популярны также национальные новогодние деревца. Называются чичилаки. Родом чичилаки из высокогорного уголка Грузии – Сванети. По причине очень высокого уровня гор Сванети над морем, с деревьями там плоховато. Всё больше трава и кустарник. Но праздника-то хочется, и ситуация была весьма оригинально разрешена сванами. Берётся ровная палка, обстругивается, а потом с неё снимается тоненькая стружка, которая на палке образует пышные блондинистые локоны. Выглядит красиво. Чичилаки принято украшать фруктами, мандаринами, виноградом – чтобы наступающий год был изобильным и урожайным. Такая вот традиция.

Но самое главное достоинство чичилаки для любителей кошек в том, что она абсолютно небьющаяся и безвредная. То есть её можно ронять и жевать до посинения – и никакого вреда для любопытной кошки, которая обязательно мимо не пройдёт. И уронит, и пожуёт..

Мои ффостики в плане любопытства кошачьего исключения, разумеется, не составляют. Поэтому, предвидя все возможные эксцессы, на Новый год я выбрала именно чичилаки..

Дело в том, что единственное более-менее подходящее место для символа Нового года у нас на телевизоре. В прошлом году Беня и Мерсява на телевизор ещё не запрыгивали. А в этом году у них вдруг прорезался интерес и к телевизору, и к висящим над ним часам. Можно было представить, какой интерес у них вызовет стоящая на телевизоре шуршавая и пахнущая свежим деревом вещь. Детки нас не разочаровали. Как только мы занесли чичилаки домой, глазёнки у них аж загорелись. Они принюхивались издалека, нетерпеливо переминались и волновались. Вещь новая, надо ознакомиться, в семью принять. Но поскольку мама поставила эту правильно шуршавую штуку на телевизор, значит это не для них. Всё ясно. Раз не дали сразу и поставили повыше, значит, трогать нельзя. В смысле, пока мама не уйдёт на кухню..

Мама ждать себя не заставила. Перед праздником хлопот невпроворот, и я пошла заниматься приготовлениями к грядущему застолью. Грохот упавшей с телевизора чичилаки тоже ждать себя не заставил..

С деланно возмущённым «это что такое!» я заглянула в комнату. Чичилаки лежала на полу, Беня сидел чуть поодаль и задумчиво разглядывал люстру. Мерсява же сныкалась под диван от греха подальше. Мало ли. Только глазищи сверкали. Вообще-то Мерсяве влетает чаще, чем её куда менее любопытному, но куда более хитрому братцу. Он предпочитает выждать, «а чё будет-то», пока сестрица шкодит. Ежели её за очередную шкоду мама не ругает, тогда можно и самому попробовать. Вот и сейчас инициатива явно принадлежала Мерсе. Беня был наблюдателем. Иначе сныкался бы ещё раньше Мерсюхи. Поругав для порядка, я вернула деревянное чудо на место, собрала всю слетевшую с неё калину и восстановила внешнюю привлекательность чичилаки. И опять ушла на кухню..

Ну конечно, я прекрасно понимала, что чичилаки они сбросили далеко не в последний раз. Но интереснее было поймать момент, когда «преступление» только должно свершиться. И моему мужу это удалось..

Вот наша девушка делает вид, что она тут просто мимо проходила, а тут раз – и что-то новенькое.

«Пап, а я чё – я ничё...»

«И ваще я уже ухожу...»

Но им всё-таки удалось. Им – это любопытной и вездесущей Мерсяве, конечно. Беня больше маячил на заднем плане.
«Щас мы, Бенька, её как следует обнюхаем, наконец!»

«Шуршит, шуршит-то как! Бень, вот это ВЕСЧЬ!»

Заключение.
Хлопоты, наконец, закончены. Уже ночь. Мы с мужем наконец добрались до постели и свалились спать. Пластом. Через несколько минут, когда мы только начали засыпать, раздался грохот. Муж аж подскочил:

-Что это?!

-Поганцы опять чичилаки свалили,- отчаянно не желая просыпаться, бормочу я.

-Так это... Поднять надо, наверное,- отчаянно не желая вставать, говорит муж.

-Нет уж, фигушки! А то опять уронят и разбудят. Нехай до утра валяется, что ей сделается, - и я поглубже зарываюсь в одеяло.

И ей действительно ничего не сделалось. Не считая нескольких аккуратно отгрызанных стружек.

***

Ну чего тебе, мам? Мне некогда, я шкодю!

А чего это Мерсюха там на диване развалилась? Как щас напрыгну!!!

Ладно уж, фотай меня, красавицу...

И чего ты, папа, за мной весь вечер ходишь? Нравлюсь, что ли?

***

Как Беня расставался с любимым диваном

Автор Мерси (Ю.Девдариани).

Предыстория.
Кровати, на которых мы с мужем спали на заре нашей совместной жизни, покупал мой дедушка. И кровати были соответствующие, типа "здравствуй, пенсия". То есть на них с успехом можно было только спать, не особенно шевелясь при этом. Поэтому меня совсем не удивило, что когда однажды вечером мой 128-килограмовый муж собрался на эту кровать лечь, та под ним провалилась с возмущённым треском. Этого и следовало ожидать.

Но надо было срочно что-то делать, поэтому на роль супружеского ложа мы тут - же приспособили небольшой раскладной диванчик. Со спинкой и подлокотниками. И пообещав друг другу, что поскорее приобретём полноценную кровать, даже сделаем на заказ под наш немаленький общий вес, во избежание подобных казусов в будущем. А диван - так, на пару недель.

Скоро, как известно, только кошки родятся. Пока мы возились с заказом кровати, наши неугомонные котодетки радостно приняли и освоили диван. На нём оказалось лучше всего колбаситься и тыгдымкать, играть во все игрушки, разумеется, спать вместе с нами. Они обожали неторопливо прохаживаться по спинке диванчика, глядя на нас, лежащих, сверху вниз. Ложиться на той же спинке, свесив лапки с обеих сторон. Но больше всего к дивану привязался Беня. Он садился в углу дивана, привалившись к спинке и возложив передние лапки на подлокотник и смотрел телевизор.

Короче, ффостики были счастливы на диване, чего нельзя сказать о нас, так как диванчик был довольно жёстким. Проспали же мы на нём примерно год. И вот, наконец свершилось - кровать заказана, сделана, привезена и даже собрана. Диванчик разобран на две составляющие и распихан по углам - дожидается отъезда к свекрови. Рабочие ушли, дома стало наконец-то тихо, и дети выползли из своих нычек знакомиться с новым предметом мебели и принимать его в семью.

Надо сказать, что любую новую вещь они обязательно принимают в семью, независимо от размера. Сверху надо полежать, обнюхать хорошенько, обтереться кругом - дескать, это наше. И вот, посмотрев на приобретение, Мерсява радостно кинулась в обход, всё обнюхала, облазила со всех сторон, обтёрлась обо все выступающие части и залезла во все ящики (мы заказали с ящиками внизу), по мере заполнения этих ящиков посидела в уже заполненных и долго сидела под самой кроватью в узеньком пространстве между ящиками, проникнувшись важностью процесса. Как-никак, принимать в семью такую махинищу - это дело серьёзное и ответственное, это вам не шарфик какой-нибудь.

А Беня ударился в меланхолию. Каким образом он моментально понял, что диванчик здесь надолго не задержится, не знаю, но понял. Он грустно обошёл обе части диванчика по периметру, тяжело вздохнул и понурился. Потом вспрыгнул на него и улёгся на своё любимое место, чтобы погрустить с чувством, с толком, с расстановкой. В сторону новой кровати он даже не смотрел. Погрустив некоторое время на одной части диванчика, он перешёл к другой и повторил весь ритуал. Я подошла, чтобы погладить его и утешить, и Беня, весь во власти своей меланхолии, коротко взрыднул у меня на груди и грустно отвернулся.

Между тем Мерсява уже влезла на кровать и прыгала там, засовывая под новое покрывало игрушку. Ей нравилось всё больше и больше. Я решила больше не вмешиваться, а понаблюдать. Мерсява с Бенькой всегда общаются, перемуркиваясь, и я уже научилась их понимать. Вобщем, их беседу можно перевести так:

-Бенька! Бенька! Ну Бенька же! Иди сюда! Здесь здорово, даже лучше, чем там! Места много и мягко! Прыгать удобно!

-Отстань, - мрачно буркает Беня, повернувшись к ней спиной.

-Бень, а Бень! А это покрывало тож классное! Когтями цепляется здорово!

-Вот и отцепись, дурында...

-Ну что ты там разлёгся! На фиг тебе это старьё! Иди поколбасимся!

-Не хочу! - Беньку вдруг пробивает на пафос - Я на этом диване, может быть, лучшие годы своей жизни провёл!

-Какие годы, ты чё? Нам же всего год с небольшим! - удивляется простодушная Мерсява.

-Что ты понимаешь... - страдальческим тоном тянет Бенька, одним глазом всё-таки косясь на Мерсюхины восторженные скачки.

-А, ну тя в баню, - беззаботно отмахивается от Бенькиных страданий моя черепаховая мамзель, с разбегу внедряясь под покрывало. Ей надоело уговаривать братца, она хочет насладиться ощущениями.

Поскольку на Беньку махнули пёстрой лапкой самым беспардонным образом, ему уже не хочется страдать так самозабвенно. Что толку страдать, если никто не обращает на это внимания. Некоторое время он исподтишка поглядывает на довольную Мерсявочку, которая под покрывалом уже прокопалась к подушкам. Ещё немного повыдерживав характер, Беня всё-таки встаёт со своего ложа печали. Полным деланного безразличия тоном он роняет:

-И чего в этой кровати такого... Ни спинки, ни подлокотников... Пройтись негде порядочному коту...

-Мр-р-р-вау... - приглушённо доносится из-под подушки.

Беня бесшумно вспрыгивает на тумбочку и садится, чтобы рассмотреть эту самую кровать поподробнее. В его взгляде глубокое неодобрение. Он явно не согласен с лишением его замечательного диванчика. Поэтому, посозерцав ещё немного, он удаляется топить горе в плошке с едой. Это безотказное средство его никогда не подводило. Откушав на славу, Беня поразмышлял и решил присмотрется ещё раз. Только потихоньку. Вдруг мы решим, что ему нравится!

Весь вечер я притворялась глухой и слепой, чтобы не мешать Беньке смиряться с неизбежностью. Похоже было, что ему потихоньку начинает нравится, но он ни за что не покажет виду. Он осторожно прошёлся по кровати. Осторожно прилёг. Пробурчал:

-Мягко-то оно конечно, мягко... И просторно... - тут он замечает меня и старательно изображает недовольство. - Притащили сюда громадину - ни пройти ни проехать!

Однако ночью все точки над i были расставлены. Во-первых выяснилось, что громадина тем и хороша, что громадина. Потому что предки во сне больше не пихаются - не достают, элементарно. И места теперь хватает, чтобы к маме залезть под одеяло под бочок и развалиться с комфортом, а раньше мама сама чуть не свешивалась. Во-вторых, без подлокотника тоже неплохо оказалось - ничего теперь не мешает завалиться в изголовье к предкам и там сладко задрыхнуть без задних ног. Ну и в третьих - скакать на пружинном матрасе куда как интереснее, чем на жёстком диване. А в четвёртых - у новой кровати классное покрывало. Оно совсем лёгкое и его так прикольно стаскивать на пол, зацепив всего одним коготком!

Поэтому, когда через пару дней два здоровых мужика, молодецки крякнув, подняли и вынесли диван из квартиры, Беня даже ухом не повёл. Он возлежал на кровати, сладко жмурясь на солнце и поигрывая хвостом. Потом так же сла-адко потянулся и муркнул:

-Что ни делается, всё к лучшему...

***

"ЧТО НИ ДЕЛАЕТСЯ,ВСЁ К ЛУЧШЕМУ..."

Кровать - лучший наблюдательный пункт! С неё так удобно наблюдать...
как Бенька стыренную посудную губку убивает...

и как мама останки этой губки нашла...

"НА КРОВАТИ ОЧЕНЬ УЮТНО И МЯГКО СПАТЬ.
ОСОБЕННО НА РОДИТЕЛЬСКИХ ПОДУШКАХ."
" Спят усталые детишки... Наколбасились..."

"Чего детей вспышкой будишь? Мы, чай, в школу не опаздываем..."

"Нет, ну разбудила всё-таки... А ещё мать..."

"А УЖ НА РАЗОБРАННОЙ КРОВАТИ ВООБЩЕ КЛАССНО!"
И понежится: "Ма-ам... Почеши мне пузу, что ли..."

"Хорошо как на солнышке-то... Лепота..."

И поколбасится: "О, а там чего? У Беньки-то?!"

"Ща, бабуль, я твой рукав ка-ак цапну!!!"

***

Про Бусинку

Автор Мерси (Ю.Девдариани).

Мерсяву и Беню мы ждали. А Бусинка появилась у нас самостоятельно, по принципу «я к вам пришёл навеки поселиться». Это не мы её подобрали, это она нас выбрала. Она появилась вдруг возле нашего подъезда (так уж получилось, что подъезд у нас собственный и мы запираем его на ключ) и на каждого входящего и выходящего с надеждой смотрела просительными глазёнками. Я вынесла ей поесть, и голодная киса накинулась на еду, но увидев, что я собралась уходить, оставила лакомые кусочки и стала ластиться ко мне. Я приласкала её. У кисы были раскосые глазки и я стала вспоминать, существует ли какая-нибудь среднеазиатская порода кошек с такими м-м-м... миндалевидными глазами, а если есть, то каким чудом её занесло в Тбилиси. Скрепя сердце, я отстранила кошечку и зашла домой, чувствуя себя извергом.

Дома срочно был созван семейный совет. Я готова была взять кошку хоть сейчас, но у меня было два серьёзных препятствия. Первое – это то, что кошку с улицы следует подержать «на карантине», отдельно от уже имеющихся. А особенности нестандартной планировки нашей квартиры совершенно исключают всякую возможность изоляции котейки в отдельно взятой комнате. А лечить от блох-глистов и прочих следствий уличной жизни куда легче одну кошку, а не трёх сразу. Но это ещё полбеды, второе препятствие было гораздо серьёзнее, оно вообще было определяющим.

Дело в том, что наши обожаемые и забалованные ффостики ни с кем не собирались нас делить. Они ревнивы до ужаса, признают только друг друга. Как-то я принесла котёнка на передержку, только до утра – потом его забирал новый хозяин. Так нет же! Двухмесячному котёнку пришлось ночевать у мамы, я не отважилась оставлять его ночью без моей защиты. А соседская Дика? Пробралась как-то летом к нам через окно, надеясь на страстную ночь с этим жгучим брюнетом Беней, так вот, сей жгучий брюнет отдубасил её так, что она и не помнила, как ноги унесла. А поганец Бенька был очень горд.

Оставалась единственная возможность. Я стала уговаривать родителей взять киску к себе, на первый этаж. У них совсем недавно умер их старый кот, Кузя. Мама сомневалась – очень уж они переживали потерю Кузи. Тем более я уговаривала их пригреть кошечку, чтобы так не переживать. Обещала стерилизовать, кормить, на прививки водить. Мама всё ещё сомневалась. Папа – тот готов пригреть вообще всех кошек на свете, но мама должна дать согласие.

И тут со стороны дворового крыльца (а не подъезда, как можно было предполагать) раздались громкие возмущённые кошачьи вопли. Мы кинулись к двери.

На крыльце, притулившись к самым дверям, сидела давешняя кошечка, а соседская Дика, не без основания считающая себя законной Кузиной вдовой, вне себя от возмущения, лупила несчастную кису по чём попало. Но киса, стоически перенося побои, никуда убегать не собиралась. Мы открыли дверь и отогнали разьярённую Дику.

Кошечка с совершенно несчастным видом сидела на том же месте. Заходить она не решалась, но и уходить не имела намерения. Она смотрела на нас умоляющими глазёнками и готовилась покориться судьбе. И именно в эту минуту её судьба и решилась. Ну у кого поднялась бы рука прогнать кошку, которая пришла сама, умудрившись обойти весь дом кругом, дав нехилый крюк, пробраться в далеко не дружественный двор и отыскать именно нашу дверь среди всех остальных! Мы позвали киску, и она несмело вошла. Папа взял её на руки, и она, благодарно заурчав как трактор, прямо-таки растеклась у него на руках и счастливо зажмурилась. Мама повернулась ко мне:

- Значит, кормить и лечить будешь ты?

- Конечно! Считай, что она моя, только я её к себе забрать не могу, Беня умрёт от ревности! Вы только жилплощадь предоставьте! – с энтузиазмом заверила я.

Папа уже чесал кису за ушком, и она была в полном восторге. Она вела себя так, как будто наконец вернулась домой после долгой разлуки. Я осмотрела кошку и пришла в ужас. Вся голова у неё была в царапинах и уже подживших струпиках. Видно, лупили её все, кому не лень. От каждого относительно громкого звука она вздрагивала и сжималась в комочек. Да уж, жилось бедненькой несладко.

И я взялась за дело. Визит к вету выявил, помимо блох и глистов, дерматит на месте царапин. Мы искупали её специальным шампунем, побрызгали кошачьим спреем, глистов прогнали, дерматит вылечили, хотя и пришлось повозиться. Две недели кололи её антибиотиками и мазали голову антисептической пеной. И каждые два дня таскали её к вету на осмотр. А эта маленькая паршивка вету преданно заглядывала в глаза и урчала ему даже во время укола, а мне дома устраивала истерики при одном виде шприца, располосовала руки едва не до лопаток, да её ещё поймать надо было сперва. Но всё когда-нибудь кончается, и, разглядывая после очередного укола свои руки в красную клеточку-полосочку, я философски думала: «И это тоже пройдёт... А кошка здоровая будет!»

И она теперь здоровая! Прошли все болячки, исчезли все корочки, наша красавица подросла, поправилась, шёрстка у неё стала густая и блестящая, но самое главное – глаза у неё стали большие, круглые и очень любопытные. Она очень ласковая и очень игривая, родители души в ней не чают и балуют ужасно, разрешая ей всё на свете. Между прочим, папа сразу дал ей непритязательное имя Муська, но я её очень быстро переименовала. Увидела, как только что налопавшаяся всласть коша, переваливаясь на тоненьких ещё ножках, шествует к солнечному подоконнику и воскликнула:

- Ничего себе пузо! А ножки и хвостик тоненькие! Прямо бусина на шнурочке!

И она осталась Бусинкой. Так и записали. Коротко зовём Бусей. Сейчас, глядя на здоровенькую, сытую-гладкую, любопытную и очень игручую Буську, весьма нахальную, между прочим, трудно поверить, что это был несчастный запуганный и забитый заморыш с монголоидно-азиатскими глазёнками. Сейчас она знает цену себе, красавице-любимице. И с удовольствием разрешает себя любить, обожать, ласкать и даже фотографировать.

Ну-ка, иди сюда, ленточка! Я тебя на диван понесу!

Я тебя вот так похватаю...

...и вот так покусаю!

А теперь мне не до тебя. Подумать надо. О превратностях жизни.

***

Продолжение следует.

 

 

 

ГЛАВНАЯО ПОРОДЕМОЕ ДЕТСТВОЖИТЬЕ-БЫТЬЕГАЛЕРЕЯСУПЕРМАРКЕТРЫБАЛКААТЕЛЬЕЗНАМЕНИТОСТИГОСТЕВАЯ КНИГА