ДЕНЬ ВЕЗЕНИЯ

ГЛАВНАЯ
О ПОРОДЕ
МОЕ ДЕТСТВО
ЖИТЬЕ-БЫТЬЕ
ГАЛЕРЕЯ
СУПЕРМАРКЕТ
РЫБАЛКА
АТЕЛЬЕ
ЗНАМЕНИТОСТИ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

 

 

Говорят, бывает чёрная полоса, а иногда наоборот, счастливая. Не знаю правда, нет, но нынче явно Дэхин день. Модный он сегодня у нас, прям, не подходи, удачник необыкновенный, пруха у него началась с самого утра. Начнем с того, что ему удалось поучаствовать в маминой уборке. Позвонил городской телефон, а трубка оказалась в кабинете, ну, мама и рванула, оставив на убираемой ею кухне ведро с водой. Удача для Дэхи неслыханная! Любую жидкость мама убирает уже на автомате, а тут целое ведро с чудесной, грязной водой. Да ещё с мистером Пропером, каплями Сорти, тётей Асей, лисёнком Дени и прочей лабудой. В общем, есть, кого предварительно погонять лапой, перед переворачиванием. Не говоря уже о таком сладостном моменте, как «напугание» мамы до обморока:

-Сыночка, ты как, здоров? Водичка-то с химией была! Ой, хоть бы не накушался!

Соответственно это мамино испуганное кудахтанье довело до паскудного настроения Масю. Вполне справедливо считающего, что постоянное подсаживание маму на измену - это чисто его стиль. Доведя, таким образом, одним ведром, до нужной кондиции, аж сразу двоих, Дэха не успокоился. Удача не покинула его, и я, по дури, забыл на столе специальную, фирменную тряпочку для машины. Купленную мной в фирменном же магазине. Тряпка была мгновенно экспроприирована, эвакуирована под ванну, в Бастилию. Где и изничтожалась медленно, сладострастно, у меня на глазах, с особым, виверровым цинизмом! Наибольшую обиду у меня, при лицезрении этого действа, вызывали воспоминания о клятвенных заверениях продавца магазина. Дескать, именно эта, необыкновенно «хвирменная» тряпка, обладает непревзойдённой мягкостью и прочностью одновременно. Меня, понятно, возмущали его перлы о прочности. Дэха драл её легче, чем пятилетний ребёнок промокашку.

Эта вся дурь с тряпочками, аксессуарами и прочими финтифлюшками у меня, конечно, временно. Пока не привык. Пройдёт. Вообще-то это не мой стиль - пыльцу смахивать.

Машина должна ездить.

Единственно, что я реально хочу, так это поместить нашего архаровца на запаску. Купить хороший кофр, и забабахать на него Дэху. Оля просто, на вскидку, для примера, нарисовала мне эскиз в фотошопе – классно.

Но мы сделаем ещё лучше. Я уже обратился к специалисту.

А Дэвис между тем, на кураже, уповая на любящую его сегодня удачу, ловко загоняет под батарею здоровенный, сурово врученный ему мамой для поедания, кусок мяса. Дружище явно надеется повтирать Оле очки, дескать: мамой клянусь – скушал!

Дэв не знает, что девочка-удача стоит к нему уже не совсем передом, а в пол-оборота. Так как я его финт прекрасно видел, и заложу его маме по-любому. Хотя бы потому, что лично мне сегодня везёт не очень-то. Да взять хотя бы ту же Музу, вот где её сегодня черти носят? Что было до сих, - мы писали вместе с Масей, одни-одинёшеньки. О, легка на помине! Слава Богу! Долго жить будет.

-Муз, а что это ты так странно выглядишь?- подозрительно оглядываю я Музу.

– Что это за сумка у тебя? С каких это пор Музы с пакетами шляются? Прямо домохозяйка какая-то!

-Ты ещё спроси: Почему у тебя такие большие уши? Тогда я тебя точно съем, как волк красную шапочку,- смеётся в ответ Муза, и объясняет улыбаясь:

-Да,… к поэту одному залетала. Есть тут, по соседству, в Австралии. Нам же, музам, расстояния – тьфу, по фигу. Хороший старикан, ровесник Бурской войны. Вот только англичанин, консерватор ужасный.- Я, понимаешь ли, должна перед ним в средневековом обличье являться. В балахоне дурацком,- жалуется Муза любовно поправляя свою мини-юбку так, что она задирается вовсе уж до талого,- в венке, да ещё на лире бренькать. Кошмар! А куда денешься? Работа такая. Приходится соответствовать. Лира у меня в пакете. Не успела домой забросить, вот и таскаюсь, как дура, с лирой. Хм-м… Повстречался с дурой, с лирой. Про меня получается, что ли? Дожили…

-Ну почему же, … с дурой, с лирой…- тебе идёт, - вредно высовывается вездесущий Дэся.

-Миш, что мы там с тобой собирались про говнюка Дэху, сочинить страшненького? – переспрашивает Муза.- Пиши пока название: «Диарея». Нет, давай-ка лучше: «Страшная диарея», или ещё лучше: «Вечная диарея».

-Я – всё. Я – могила. Ухожу, уходу, ухожу, - испуганно бормочет Дэха, пятясь задом и делая лапами жесты, будто снимает и машет шляпой.

-А мне твоя первая фраза нравится!- неожиданно подключается появившийся из кухни Мася. – Чудесное словосочетание. Если вдуматься в смысл, да правильно проставить знаки препинания…: Я к тебе залетела от поэта. Поставить запятую? А поэт был хорош? Поди укатала старикашку? Развратница лукавая!- Мася показывает Музе язык, и улепётывает обратно на кухню.

-Ничего не понимаю,- озадаченно сдвигает чудесные бровки Муза.- Где пиетет? Почтительность, страх, в конце концов? Мне, между прочим, чёрт знает сколько тысяч лет! А эти фрондёры прикалывают как школьницу!

-Я думаю, Муз, что это они просто приняли тебя в нашу семью. Они, наверное, тебя очень любят, считают за свою. И, я так понимаю, приглашают к нам навеки поселиться.

-Я конечно не Васисуалий Лоханкин, но подумаю над их предложением, о проживании в вашем доме,- заметно розовеет Муза.

-Тогда и у меня просьба,- добавляю я.- Соглашайся, пожалуйста. И постарайся потом дома бывать почаще. Трудно без тебя.

***









 

 

 

ГЛАВНАЯО ПОРОДЕМОЕ ДЕТСТВОЖИТЬЕ-БЫТЬЕГАЛЕРЕЯСУПЕРМАРКЕТРЫБАЛКААТЕЛЬЕЗНАМЕНИТОСТИГОСТЕВАЯ КНИГА