Большая Охота.

ГЛАВНАЯ
О ПОРОДЕ
МОЕ ДЕТСТВО
ЖИТЬЕ-БЫТЬЕ
ГАЛЕРЕЯ
СУПЕРМАРКЕТ
РЫБАЛКА
АТЕЛЬЕ
ЗНАМЕНИТОСТИ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

 

 

В общем-то, жаловаться не на что, всё нормально. Живём не хуже других, главное интересно. В нашем доме грусти не бывает, не место ей здесь. Так, иногда лёгкая меланхолия. Это, конечно, благодаря Масе и Десе. В основном, разумеется, тон задаёт Дэха. Это проживающий в нашей квартире на ПМЖ полуторагодовалый, виверровый кот-рыболов.

Сегодня у нас Большая Охота...

Весь воздух в квартире кажется пропитан ЕЮ. Даже звенит. З-з-з-з-з-з-з-з-з... Это Дэха старается, нагнетает атмосферу. Он повзрослел, заматерел, сменил имидж.

Раньше он бегал вдоль закрытой до поры ванной и орал: "Да открывай, открывай скорее, мам, там уже всё налилось! Там без меня скоро вся ваша живая рыба протухнет!" Вот так простенько, но со вкусом ребёнок радовался предстоящей рыбалке.

Теперь же, ввиду повзросления, смены имиджа, а также под чутким руководством известного шоумена Маси, вся подготовка к Большой Охоте (чувствуете, даже название изменилось, это уже не рыбалка, ну ни дать ни взять отечественный шоу-бизнес) больше всего напоминает: «Немирофф - всё дело в перце». Прелюдию к боксёрскому поединку. (Орлы смотрят телевизор до одури.)

Дэха ходит взад вперёд вдоль закрытой ванны, время от времени мощно поводя плечами. Видимо, подглядев по телевизору, как трясут кистями рук боксёры, он тоже иногда потряхивает то одной, то другой лапой.

На морде крупными печатными буквами написано горькое сожаление по поводу отсутствия у него красивого, боксёрского халата с устрашающими надписями. Кроме того, видимо, желая повысить свой и так нехилый рейтинг, Деся изводит меня своими дурацкими вопросами:

-Так что, говоришь, сом, там? Огромный, как горе, ядовитый и электрический?

- Да ты что? Какой ещё ядовитый? Обычный сомик из супермаркета, – терпеливо урезониваю я воюющего Дэху.

- О, так они ядовитых сомов в супермаркете продают? Какие подлецы! Ничего, я спасу всех! Я съем супермаркет! – продолжает, никого не слушая, разоряться Девис.

- Кроме того, твой сом не электрический, а простой. Электрический чаще всего бывает фонарик, - продолжаю я, в тихушку подражая психотерапевтам.

- Ха–ха! – орёт непробиваемый Деся. – Он ещё и с электрическим фонариком? О да! Я знал ,что нынешний бой будет нелёгким!

Устав от этого балагана и Дэхиного непроходимого вранья, я степенно удаляюсь в кабинет.

- А крысы пусть уходят с корабля, они мешают схватке бесшабашной, – совершенно по-пиратски хрипит мне в спину Дэв, подражая даже не Высоцкому, а какому-нибудь Израэлю Хендсу века из шестнадцатого.

Мы не обижаемся и не смеёмся над Дэхой. Мы знаем, что это по-прежнему весёлый и ничуть не изменившийся мальчик. Он ни капельки не звездит, а просто играет в звезду экрана. У него же нет своих джунглей, вот и развлекается с Масей как может.

И вот наконец-то, свершилось. Мама открывает дверь в ванную комнату. Ванна наполнена до краёв (чтобы Дэву ничего не досталось на халяву), а на дне ворочается сомик не таких уж действительно и маленьких размеров. Дэха просачивается в ванну. Всё наигранное, наносное, им самим для интереса придуманное, слетает с него ещё по дороге, как луковая шелуха под щёткой хорошей хозяйки. Мгновенно улетучивается игра в боксёров, всё недавнее пижонство и не до конца прошедшее детство. Вот теперь это действительно Охотник. Он меняется весь. Глаза очень внимательные и абсолютно пустые. В них нет ни жалости, ни сострадания, только плещется вода из ванной. Меняется походка, он идёт в каком-то полуприседе, совершенно беззвучно, и такое ощущение, что лапами тоже не перебирает. Как бы перетекает с места на место.

Вот он, непонятно когда успев, уже на краю своего махонького водоёма, осматривает будущую жертву. На секунду выйдя из образа молчаливого убийцы, поднимает голову и кивает маме с фотоаппаратом: «Пойдёт». Окидывает напоследок взглядом ванную, ещё раз уточняя и запоминая обстановку, и аккуратно, совершенно беззвучно, что называется, не замутив воды, стекает в ванну. Водоёмчик, что называется, уже изжил себя: маловат-с. Но всё-таки, поскольку ванна наполнена, как говорится, с горкой, Дэхе приходится кое-где трудолюбиво подплывать, а кое-где ходить по дну на цыпочках, слегка подпрыгивая.

Не торопясь, с удовольствием, как слепой нищий брошенную монетку, он для начала нащупывает сома на дне лапой. Голова задрана вверх, вода плещется по подбородку, глаза по возможности скошены вниз. Как там, дескать, мой пассажир? Потом, набрав в грудь воздуха, прижав уши, что б не попала вода, Деся делает первый нырок. Это ещё не смертоносный бросок, это он для собственного удовольствия перегоняет добычу в другой конец ванны. Пронырнув следом за сомом ванну из конца в конец, Дэха ещё пару раз повторяет эту нехитрую операцию, но тут же, видимо, не выдержав искушения, мастерски ныряет, безошибочно отлавливает товарища и появляется на поверхность уже с сомиком в зубах. И правда, наверно, трудно удержаться от проявления и демонстрации своей удали, когда любимая мама стоит, внимательно и тщательно фиксирует твои достижения на фото- и видеосъёмку.

Ну, а потом всё как обычно. Рутина. Залитые водой резиновые поддоны, положенные на полы для защиты последних от влаги. Залитые водою полы, как всегда, до конца не защищённые поддонами. И наш ребёнок. Снова врун, болтун и хохотун. Самозабвенно хвастающийся Масе: "Мася, прикинь… Я его хвать лапой, а он ка-а-ак даст меня током! Ну, думаю, ядовитый гад… Я-то, Мась сильный, а ты бы точно не выдержал…

 

 

 

ГЛАВНАЯО ПОРОДЕМОЕ ДЕТСТВОЖИТЬЕ-БЫТЬЕГАЛЕРЕЯСУПЕРМАРКЕТРЫБАЛКААТЕЛЬЕЗНАМЕНИТОСТИГОСТЕВАЯ КНИГА