ВОЙНА И МИР

ГЛАВНАЯ
О ПОРОДЕ
МОЕ ДЕТСТВО
ЖИТЬЕ-БЫТЬЕ
ГАЛЕРЕЯ
СУПЕРМАРКЕТ
РЫБАЛКА
АТЕЛЬЕ
ЗНАМЕНИТОСТИ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

 

 

Да…
Я и говорю: жизнь полна неожиданностей.
Наша хорошая знакомая, Murdalak, отметила в ЖЖ, в своём комменте, особую авантажность Масяни. И высказала ему чудесный, аргументированный комплимент.
Цитата: «В общем, вы передайте Масе, что на этих фотографиях он выглядит огромным, могучим, немереным просто зверюгой, с царственным величием и спокойствием созерцающим мир :) Вот!»
Ну, у меня же теплая вода в попе не держится, я и передал. Мася выслушал похвалу бесстрастно, скорбно кивая головой. Потом сухо распорядился:
- Напишешь большой плакат и повесишь на стену в кабинете!
Сам же, не торопясь, направился в спальню. Оля что-то там делала, а посему сюда же был допущен и Дэха. Счастливый по поводу свободного доступа, на обычно закрытую для него территорию, он что-то самозабвенно врал присутствующей здесь же Музе.
Зашедший Мася, светски кивнул маме, раскланялся Музе и, не тратя слов, тут же, зарядил в репу Дэхе.

- А я что? Я ничего. Сердцу не прикажешь, вот девчонки меня и любят, - орал Дэха, выкатив золотые, наглые глазищи и уворачиваясь от Масиных тумаков как оба брата Кличко сразу.
- Какому сердцу, узурпатор?! – возопил Мася, наконец-то набрав в возмущённую грудь воздуха. – Из-за тебя девушки лишены возможности лицезреть героя своих грёз, и вынуждены таращиться на толстого, виверрового засранца.
- Насчет толстого я могу и поспорить, - пыхтел Дэха, уходя от хука справа. – Я необыкновенно спортивен и мускулист. А всё остальное - это запасная шкура и происки завистников.
Побегав от Маси с пяток минут, запыхавшийся Дэся, попробовал разрулить ситуацию путём мирных переговоров:
- Мась, ты вот это прекращай. Я счас махну нечайно лапой, и пойдут клочки по закоулочкам.

- Не пойдут! У меня знаешь, какая подготовка? Чеченских боевиков видел по телевизору? Пацаны по сравнению со мной! Я огромный, могучий, немерянный зверюга! Даже спецназ отдыхает. Как же мне не драться? Про меня и ZiraT сказала, что я эталон. А уж она-то соображает! Видел, какие у неё фотографии?
Положение спасла Муза.
- Мася, успокойся. Каждому своё, даже у нас, у муз, есть некое разделение и специализация. Вот представь: я, Муза Вдохновения, начинаю завидовать, ну, допустим, твоей любимой Музе Лени.
Мася скептически разглядывает Музу и выносит вердикт:
- Не… на Музу Лени ты не тянешь. Тебе килограмм пятнадцать набирать надо. И подвижная больно. Ты даже стоишь - почти подпрыгиваешь. Скорее ляжь и успокойся.
- Это я, к примеру, говорю. Я не собираюсь с Ленью соревноваться. Вот и тебе, хотелось бы быть толстым, виверровым засранцем? Тем более что знают-то тебя люди не меньше, чем Дэвиса.
- Мне бы хотелось, чтобы каждый пост и каждая фотосессия в интернете начиналась так:
«Вот заходит Мася Великолепный! Герой, богатырь и мачо! Ну и Дэся, его верный, маленький вассал, тащится сзади. Боится, чтобы не прогнали» - подумав, изъявил свои пожелания Мася.
- А в мавзолее тебе не постелить? – процитировал КэВэНщиков возмущенный Дэвис. – Подумаешь! Похвалили его, сразу же Великий Кормчий выискался. Да, никогда! Никогда Сэр Дэвис не был в вассалах!
С минуту посоображав Дэха кинулся развивать наступление.
-Тебя вообще нельзя на передний план пускать. Потому, что ты жулик!
- Кто? – поперхнулся от возмущения Мася.
- Ты, ты, Мась. Кто ж ещё?
Дэвис уже полностью адаптировался, как видно прикинул план подковёрной борьбы, и поэтому поводу, будучи сильно доволен собой, развалился на диване. Выставив «Ситроен» и сложив голову на маму, а ноги на Музу.
- Обоснуй! По пунктам, - гордо задрал голову Мася – Муз, записывай.
-А что там обосновывать? – нагло ухмыльнулся Дэха – Вот, пошли к зеркалу. Видишь свои штаны? Хохлы с шароварами отдыхают! То же относится ко всей твоей «драгоценной шубке» - передразнил он Масю. – Что лыбишься-то? В твоей пушистости и заключается твоя жуликоватость! Как так? Да очень просто! Шуба тебе позволяет холить свою анорексию, и делает из тебя «немерянного зверюгу». Если бы мама увидела тебя лысым, мы бы её всей квартирой не откачали. Да, да, да! И не смотри на меня так. Вон, плошками с твоей едой вся квартира заставлена. Что б ты, куда не повернул, мордой ткнулся. Кто хвастался, что «филигранно капризничает»? При твоём объёме, ты должен весить килограмм 6-7, как я в пять месяцев. А? А ты едва до четырёх дотягиваешь!
Мама Оля в это время, забыв о Дэвисе, и о предмете спора, схватив на руки Масю, лихорадочно его ощупывала. Мася только кряхтел и говорил Дэву хриплым голосом Армена Джигарханяня:
- Сдаётся мне, стукачёк ты, мил человек, стукачёк. Я тебя ещё поймаю, дурилка картонная! Пап! У тебя нет пургена, в мясо ему насыпать?
Мама и Муза, между тем, вдоволь нащупавшись Масю, немного успокоились.
- Дэся, что ты тут пургу гонишь? – «культурно» вопросила Муза. – В поряде Мася, никаких сильно выступающих частей нет. Что маму Олю на измену садишь?
- Ну, значит у него кость лёгкая. Как у курицы. Ошибся я! – довольный собой до самозабвения Дэха, демонстрирует классическое «ни в одном глазу совести».
Мы ушли, а Мася с Дэхой ещё полчаса разбирались кто прав, кто виноват. В конце концов, как-то получилось так, что Мася взялся поминать Дэське все его пищевые заначки. Просто педантично перечислял, а потом шёл в квартиру и показывал. Дэха напоминал КГБ-шного генерала, которому зачитывает секретный список его законспирированных агентов американский атташе. Охал, ахал и хлопал себя по ляшкам. Потом бежал следом за суровым Масей под ванну или на кухню за шкафчик и нагло отпирался.
- Ты глянь-ка… и точно мясо. Эка засохло-то! Ахти мне! Ну, это Мася явно ты спрятал. Ну, признайся! – возражал Дэв, подпихивая в Масину сторону кусок мяса величиной с Масю же.
И тут же пытался перевести разговор на другие рельсы. Сбить расследование с пути истинного.
- Бросай, Мась, это грязное дело! Пойдём лучше в ковбоев поиграем, я знаю, где есть чудесная вешалка. При помощи её можно ограбить почтовый поезд, как на Диком западе. Я обожаю Дикий запад. Я ж сам дик неимоверно!
- Отнюдь! – издевался вредный Мася. – Мы побежим играть в Шерлока Холмса! Будем искать промтоварные заначки. Я знаю массу заначек, поэтому ты будешь доктором Ватсоном. Первое наше дело будет называться: «Пропавшая, бильярдная перчатка. Или как она ушла в горы». Батя, помнится, глотку сорвал, разоряясь по поводу её пропажи. Ну? Идём?
В общем, дело кончилось тем, что путём тонких интриг и ловкого шантажа, Мася добился от Дэхи заключения устного соглашения, в котором устанавливалось: что Мася силой равняется Дэсе, а в размерах кое-где и превосходит последнего.
Вот так вот, абсолютно адекватно, Мася отреагировал на похвалу в свой адрес.
Девушки, будьте осторожны!

 

 

 

ГЛАВНАЯО ПОРОДЕМОЕ ДЕТСТВОЖИТЬЕ-БЫТЬЕГАЛЕРЕЯСУПЕРМАРКЕТРЫБАЛКААТЕЛЬЕЗНАМЕНИТОСТИГОСТЕВАЯ КНИГА