КАК ДЭХА РАЗМЫШЛЯЛ О ЗАЩИТЕ ПРИРОДЫ

ГЛАВНАЯ
О ПОРОДЕ
МОЕ ДЕТСТВО
ЖИТЬЕ-БЫТЬЕ
ГАЛЕРЕЯ
СУПЕРМАРКЕТ
РЫБАЛКА
АТЕЛЬЕ
ЗНАМЕНИТОСТИ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

 

 

Сегодня Дэха меня потряс философским вопросом. Мы сидели, вместе смотрели телевизор. А он, оказывается, под влиянием недавнего, серьезного, разговора, ещё и мыслил. Как бы это ему, за любимую природу побороться. По телику как раз передача о Грин Пис шла.
-Слушай, а почему этих природозащитников, «зелёными» называют? - спросил он, посмотрев на прикованного к забору придурка. – Зелёными, насколько я знаю, бывают чёртики при белой горячке, и американские президенты на долларах.
-А, что ты имеешь против этих идиотов? – спрашиваю я. – Они за нашу зелёную планету бьются. В том числе и за права виверровых котов, наверно, сражаются.
-Да ничего, я не против, пусть протестуют. Хотя, вот эти вот приковывания к заборам, по-моему, чистый пиар. Лучше бы не трепаться, а просто чистить рожи виновников. Например: Протёк у урода танкер: У-уп-с! Изымаем козла из постели, прямо в одних трусах ( я имею в виду владельца танкера), доставляем его на место аварии, и садим жопой точно в центр нефтяного пятна. Если это Ледовитый океан, что ж, … значит, ему не повезло.
-Ну, ты и зверь… Так у нас на планете, за один год, ни одного владельца танкера не останется. Нельзя ли как-нибудь по другому? Без летального исхода.
-Можно, конечно. Только зря ты этот вариант недооцениваешь. У нас бы все танкеры, новее и чище их персональных автомобилей были бы.
-Больно жестоко у тебя получается, попроще, добрее, терпимее надо быть.
-Да, пожалуйста! Вот тебе другие методы воздействия, уже без смертельных случаев. Допустим, запалил, козлина, лес. По – пьяни, костёр после пикника затушить поленился. Сгорело много тайги, погибли её обитатели. Страшной между прочим смертью. Мы быстренько уточняем у лесного народа, какой вид населения наиболее пострадал? И узнав, что больше всего погибло зайцев, мы берём этого подонка, и честно отдаём медведям. С просьбой объяснить козлёнышу: что такое хорошо, и что такое плохо. Со строгим наказом: насмерть не убивать. И вот когда мишки его поваляют, он преспокойно будет жить дальше. А что не жить: одна нога высохла полностью, не работает, а вторую пришлось по колено ампутировать. И руки одной не хватает. Ещё скальпированный, одноглазый, и челюсть заново, из ребер, изготавливали. Вот, пусть так под себя и ходит.
-Ни фига, ты подобрел! Меня аж затошнило от твоих предложений. Муза, ты, что такое мне здесь навеиваешь? У нас, что, фильм ужасов? Это не мой стиль, меня от таких описаний блевать тянет. Со страху.
-Я здесь не причём, - оправдывается Муза. – Это мне Дэха навнушал страшилок.
Тут должен сказать, дорогие друзья, что все эти байки живут практически своей жизнью. Я уже сам не знаю, про что, в конце концов, получится. Я, между прочим, сел за комп, чтобы рассказать как Дэха сегодня всех со своей рыбалкой доставал. Вспомнил про этот Грин Пис несчастный, и, пожалуйста – целая страница флуда не в тему.
В общем, эти, Дэськины, ужасы, с утра были. А потом мы перешли в кабинет, он развалился на пороге и говорит:
-Сегодня отличный день…
-Завести почту на Яндексе? – перебиваю я. – У нас, их там четыре штуки!
-Не завести, а привезти, - ледяным тоном заканчивает Дэвис. – Привезти мне какую-нито живую рыбёшку. И побольше. Мне, так видится, что сома. Можно бы и хариуса, но его ты сейчас, сто пудов, не достанешь. Я не требую невозможного. Тащи сома.
Любой, нормальный кот, вот так вот попросив, сразу же взял бы, и заткнулся. Наш – нет. Дэся не может по-хорошему попросить, ему надо ещё и отбивочку сделать. Проставить акценты. Хорошо бы ещё расписку взять. Поэтому он ненавязчиво добавляет:
-Если любящий меня, мой, интернетовский народ (скромно, да?) узнает, как вы, якобы идеальные родители, ко мне халатно относитесь,… я просто сгорю со стыда за вас!
Произнесено это назидательно-шантажисткое заявление эталонно ровным тоном, каждое слово инеем искрится, а глаза добрые как у Ленина. Я вообще-то собирался подогнать ему рыбки завтра-послезавтра, но теперь это уже не канает. Раз уж ребёнок сам потребовал, - надо лететь и везти. Он с живого не слезет. Начнутся интриги, угрозы пожаловаться в Юнеско. Упоминания о каких-нибудь, выдуманных им же, Женевских конвенциях. И прочий бред. Покоя не будет. В общем, я одеваюсь, Оля уже, загодя, наполняет ванну, а добившийся справедливости Дэха валяется на полу в кабинете, самодовольнее самого последнего свина.
Одевшись, заглянул в зал, посмотреть, что Мася делает. Лучше бы не заглядывал. Застрял на пять минут, употел весь насквозь.
Мася отдыхать изволяет. И каким-то, одному ему ведомым, обманным путем, заманил к себе Музу Лени. Она его боится как огня, мне наша Муза говорила. Лень жаловалась там, на Парнасе, другим музам:
-Я такого наглого лентяя, ещё никогда не видела. В жизни больше к нему не полечу! Он даже ленится лениться. Я, видите ли, за него надрываться должна. А я сама – Лень! Мне в лом! Корячиться за каких-то, обожравшихся котов.
А сейчас Мася возлегает в зале, на мягкой, пуховой подушке. Лень же стоит посередине, уперев кулачки в бока, и орёт на Масю не хуже базарной торговки. Мася изредка приоткрывая один глаз, поддерживает спор, но очень осторожно, чтобы не перетрудиться.
-О времена, о нравы…- тихонько бурчит Мася – и это Лень! Посмотри на себя! Срамота! Ты похожа на Машу Шарапову, дай тебе ракетку, - ты бегать начнёшь! Тебе не стыдно? Вот раньше, помню, музы Лени были…
-Это коты раньше приличнее были! – ругается Лень. – Растянется на завалинке, и спит как застреленный. И ни вреда от него, ни проносу никакого нет. Ленится себе и ленится. Без всякой посторонней помощи.
Не дослушав, я выскакиваю на площадку. Весь мокрый естественно. У нас если на всех смотреть, и всех слушать, - вообще из дому не выйдешь. Каждый личность и философ. И попробуй, возрази. Сутки будут убалтывать, доказывать, что ты не прав. И докажут.
До супермаркета меньше пяти минут езды. Дэся реально прав, мы действительно свиньи. Ребёнок не видел живой рыбки уже с месяц. Я бы таких родителей, мать их перетак! Таким вот образом, морально съев себя наполовину, я покупаю живую рыбину. На сома, к сожалению, обломился, - не было. Купил карпа. Это уже не так хорошо. Дэхе-то плевать, он всех любит. Это Оле больше работы, если чешуя прилипнет – пипец. Зубами отдирать придётся.
Ну, привёз, складировал в ванну, запустили Дэху. Тот все, как положено, отловил, устроил аквапарк и водное шоу на всю квартиру. Всё залил водой и уделал чешуёй. Я подробный рассказ про это, в другой раз напишу. У меня просто фотографий нет. Точнее не так. Оля поснимала, забрала машину, и уехала по делам. А кадры же обрабатывать по размеру надо, ставить водяные знаки. Представляю: как я сижу, занимаюсь этим, непосильным трудом, а эти два архаровца сидят, комментируют. Это будет ругани, советов и препирательств на целый рассказ, не меньше этого.Я уж лучше Олю подожду.
А сейчас, напоследок, расскажу про Масю. Он же в зале, с Ленью оставался.Заглянул, а они вместе, на одной подушке ( не помню, говорил Вам, нет: музы меняют собственный размер легко, и как заблагорассудится) с Ленью валяются, смеются, болтают о чём-то. Помирились каким-то образом. Ну, я мешать не стал, а когда она улетела, между делом спросил:
-Мася, ты как Лень-то прибалтал, что она у тебя теперь, в подругах числится.
-Добрая Лень никогда не помешает, - объясняет Мася – мало ли чего… А помирился запросто. Ты же видел, она пока со мной спорила, вся раскраснелась, разрумянилась. Глазищи горят, праведным гневом. Не та тюха-матюха, что обычно она ходит. Вечно заспанная, да растрёпанная. Я не поленился, встал, пойдём, говорю, к зеркалу. Она отвечает: «Что я там не видела?». «А вот увидишь»- говорю. В общем, понравилась она себе такою. Говорит, что даже зарядку теперь будет делать. Ненормальная, надо больше спать. Как я. У меня от этого цвет лица хороший.
Ну вот. Вроде и вся байка.




***

 

 

 

ГЛАВНАЯО ПОРОДЕМОЕ ДЕТСТВОЖИТЬЕ-БЫТЬЕГАЛЕРЕЯСУПЕРМАРКЕТРЫБАЛКААТЕЛЬЕЗНАМЕНИТОСТИГОСТЕВАЯ КНИГА