НОВОГОДНЯЯ СКАЗКА

ГЛАВНАЯ
О ПОРОДЕ
МОЕ ДЕТСТВО
ЖИТЬЕ-БЫТЬЕ
ГАЛЕРЕЯ
СУПЕРМАРКЕТ
РЫБАЛКА
АТЕЛЬЕ
ЗНАМЕНИТОСТИ
ГОСТЕВАЯ КНИГА

 

 

Захотелось рассказать байку. Так сказать поработать. Спать пробовал – не помогает. Всё равно хочется трудиться. Это что-то не здоровое, время-то предновогоднее, все нормальные люди дурака валяют. Пардон, я хотел сказать, готовятся. В общем, так или иначе, но вкалывать никто не собирается. Настроение не то, люди уже в празднике. Кое-кто даже разминается.
Господи, да что там далеко ходить… воззвал к музе: «Муза, приди!». Она, через час двадцать, одну голову (чуть ли не в бигудях), сквозь потолок, просовывает и спрашивает:
-Миш, ты, что, - ненормальный? Ты смотрел, какое сегодня число? У нас весь Парнас, в мыле, по магазинам бегает. А его на байки потянуло! Говори, что хотел? А то у меня времени в обрез!
-Да вот…- говорю -, хотелось бы что-нибудь празднично-романтичного. Про красивую девушку, например, и как она потом в тыкву превратилась. И назвать эту байду, как-нибудь типа: «Зимняя сказка», - мямлю ей потихоньку.
-Хмм-м... С названиями у тебя всегда проблемы были. А при чём здесь изовратая «Золушка», господин знатный плагиатор? Ты не гони, хочешь писать – пиши. Я временами буду появляться, проверять-корректировать, чтобы много не врал. Давай-ка, вон, сходи к своим. Поспрошай: «как, да что», может, чем дельным помогут. Так и начинайте пока без меня. Скоро буду. Ну, уж третьего, как штык, точно.
Убрала свою прелестную головку из потолка, и унеслась, как баба-Яга на метле. Я в окошко видел. Звук – реактивный самолёт отдыхает. Видимо и правда торопилась. А я, что, мне сказали идти, братву опрашивать, я и пошёл.
Дэвис лежит в зале, смотрит новости по телевизору. Мася обретается где-то в нетях. Дэха меня увидел, - перебрался, на всякий случай, на стенку, на самый верх.
-Ну, и что бродишь как привидение? – спрашивает лениво со своей верхотуры.
-Да вот, Муза к вам послала, пошли в кабинет, расскажешь что-нибудь. Ты куда Масю девал?
-Никуда не девал, - пожимает плечами Дэся, осторожно спускаясь со стенки.- Это его мама, нечаянно, в шкафу, в спальне закрыла. Он просочился туда, когда она заходила.
-А ты откуда знаешь? Никто ж не орёт!
-Просто знаю и всё. Что ему шуметь, спит он там, как лошадь Пржевальского.
-Крепко, что ли?
-Ну, не стоя же, в конце концов! Тогда бы он знаешь как орал от возмущения?
-Ладно, пусть спит,- решаю я.- Начнёт звать – выпустим.
Вернувшись в кабинет, я развалился в кресле. Обежав круг почёта, чтобы убедиться, что «в Багдаде всё спокойно», Дэха, тоже привычно рушится на пороге. И даже недостигнув ещё земли, в полёте, начинает всех критиковать.
-Вот, что вы только не придумаете! Лишь бы дурака валять, лишь бы не работать! Это так ваш Райкин говорил. Между прочим - абсолютно правильно. Вот ты когда-нибудь видел, чтобы звери, тигры, например, не говоря уж о мудрых котах-рыболовах, устроили в лесу дикую пьянку? Ни с того, ни с сего. Дней на 8 – 15 примерно.
-Дэся, только давай без демагогии, - прошу я. – Ты же прекрасно понимаешь, что в отличие от диких зверей, человек разумен. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.
-Причём вытекающими, как правило, без очистных сооружений, прямо в реки и моря, - задумчиво добавляет Дэвис, и подытоживает: - Вливать в себя всякую гадость, для разрушения печени, бесспорно, - это верх разумности!
-Дэ-эх! Я же просил:- без демагогии. Сам дурак! Давай поговорим на нейтральные, предновогодние темы. Помечтаем, например. Вот ты, что бы сделал в первую очередь, если бы стал президентом России?
-Я? Объявил бы войну!
-??? Ты, что, сдурел? Кому? За что?
-Да хоть той же Америке. За что? За мир во всём мире!
-Ну ты даёшь, Дэв… Здравствуй шиза. Из-за тебя, что про меня люди подумают? Мы с тобой, что б ты знал, Новогоднюю сказку пишем. Романтичную и весёлую! А не страшилки и ужастики.
-А я страшилок и не придумываю,- оправдывается Дэха. – Просто я убеждённый пацифист. Борюсь «за мир во всём мире».
-Тогда ты самый продвинутый борец за мир. Насколько я понимаю в пацифистах.
К счастью Дэха начинает прислушиваться к чему-то в себе, и через какое-то время извещает меня:
-Надо бы брата Масю выпустить. Он проснулся, и хочет есть, пить и в туалет.
-А что молчит?- удивляюсь я. – На него не похоже.
-Ну, как же… тут как раз всё понятней понятного. Он гордится, ждет, когда искать начнёте. Терпит. Я бы на его месте тоже гордился. Так незаметно проникнуть в закрытую комнату, да ещё в замыкаемый шкаф – это реальный подвиг. Скажи маме, пусть поохает. Я ему уже сообщил, что его потеряли – радуется.
Чтобы потрафить славному Масе, мы с Олей какое-то время, на два голоса, кличем героя. Шумно ища его по всей квартире. Наконец Мася выдаёт снисходительное «мяу» из шкафа. И полный достоинства, как подарок, появляется из него при открытии нами дверки. Я хвалю старшенького за чудесный подвиг, а мама картинно хватается за сердце. Вершину Масиного счастья достраивает Дэха, специально пробормотав в полголоса:
-Мне так ловко, пожалуй, никогда не спрятаться.
Всё, у Маси будет прелестный Новый год. Вскоре, сходивший на кухню, и изрядно потрепавший маме нервы своими капризами во время еды, Мася, окончательно присоединяется к нам.
-Мы вот тут, с батей, по-новогоднему мечтать начали, - начинает рассказывать Масе Дэха.
-И Дэся сказал, что очень любит Америку! – перебиваю я, чтобы не развозить эту бороду до вечера.- А теперь мы всем хором будем писать Новогоднюю сказку. Про красивую девушку, которая поехала на бал, и сейчас посмотрим, что с ней там случилось.
-Она в данный момент где? В реанимации? – интересуется начинающий вникать в детали Дэвис.
-Ну, если не в морге, значит там. Где ей ещё быть? – логически мыслит Мася.
-Э, э, э! Сочинители! Вы чего обожрались сегодня? Несварение, что ли? Дэха, что вам девка сделала? За что вы её, чёрт знает куда, загоняете? Давайте-ка больше жизни. Добрее, добрее надо быть!
-Хорошо, пусть это будет просто палата интенсивной терапии, - покладисто соглашается Дэв.
-Стоп, стоп, стоп! Поехали всё сначала, - от волнения я «даю петуха». – Вы, блин, не путайте, это Новогодняя сказка. Она добрая и счастливая.
-Не вопрос! Врачи её обязательно спасут, - поддерживает Дэвиса геройствующий нынче Мася.
-С начала, с начала, с начала! – в ужасе машу я руками. – Запомните, изверги, она не падала, ничего себе не ломала, и вообще, поехала на бал в полном поряде! Что б я так жил, как это была здоровая девочка.
-Ага,… значит, она на балу нажралась. Страшная алкогольная интоксикация, в больницу притянули уже в коме, под капельницей, - продолжает анализировать Дэвис. – Пульс ниточный, не прощупывается. Джонсон, мы её теряем, теряем! Трахните её током! Или толком?
-Всё! Дэха – сразу свободен! Мне такие Спилберги, на Новый год,- даром не нужны!- заканчиваю я свои тщетные попытки перестроить Дэва на мирный лад.
Дэську дезавуировали, а Мася, поразмыслив, меня спросил:
-Что он делал, перед тем как вы начали сказку писать? Чем занимался?
-Да ничем, новости смотрел по телевизору. Дежурную часть.
-А! Ну, тогда понятно. От наших новостей и я зверею. А уж дикий Дэха тем более. Ничего, время лечит. Поздравляй людей с Новым годом, бери бантик на верёвочке, да и пойдём из него человека делать.
И мы пошли. С Новым годом люди! С Новым годом!



***

 

 

 

ГЛАВНАЯО ПОРОДЕМОЕ ДЕТСТВОЖИТЬЕ-БЫТЬЕГАЛЕРЕЯСУПЕРМАРКЕТРЫБАЛКААТЕЛЬЕЗНАМЕНИТОСТИГОСТЕВАЯ КНИГА